July 9th, 2012

Психологическая система

Трагедия города Крымска

Originally posted by adagamov.info at Трагедия города Крымска

Фотографии: http://vk.com/id15989815

07.07.2012, Россия | В результате наводнения в Краснодарском крае пострадали более 12 тысяч человек, сообщает Газета.ру. Оперативный штаб при МВД России подтвердил гибель 144 человек. МЧС пока располагает данными о 134 погибших. В понедельник пострадавшим от наводнения на Кубани начнут выплачивать пособия по 10, 50 и 100 тысяч рублей, а семьям погибших – по 2 млн рублей, сообщила ранее администрация Краснодарского края.

10:30 08/07/2012 КРЫМСК (Краснодарский край), 8 июл - РИА Новости. Во время сильного ливня на Кубани проводились автоматические сливы воды на Неберджаевском водохранилище, однако утверждать, что это стало причиной наводнения, рано, заявил РИА Новости старший помощник руководителя следственного управления Следственного комитета РФ по Краснодарскому краю Иван Сенгеров.
«В течение 13 часов проводились неоднократные автоматические сливы, но говорить о том, что это стало причиной наводнения, еще рано», — сказал собеседник. Он добавил, что сливы воды были порционными. Сама дамба повреждений не имеет.



03

04

05


06

07

08

09

010

011

012

013

014

015

016

017

018

019

020

Фотографии: http://vk.com/id15989815
promo leonardural july 31, 2016 03:03 11
Buy for 10 tokens
С семи утра возился с 10 метровым забором для тренировки на весь... фирма обещает по 2 тр за метр. у меня выходит за 15 тр - 10 м выходят. да труд где-то за 5 выходят. и правда, так дорого и выходит. ползабора в 72 метра - 144 тыщ. идея фикс пришла супруге. ну, а я решил проверить на…
Психологическая система

Отец

Каждый, кто прожил жизнь с отцом свои детские годы, получает от него много чего хорошего, но начинает осознавать, лишь сам став отцом, а еще лучше – дедом.

Так и я, уже дважды дед, глядя на своих внуков, вспоминаю свои первые шаги в своей жизни, связанные со своими родителями. Это как кадры из документального фильма.

Кадр первый мне рассказала моя мама.

Улица в деревне. Заполняя ее облаком пыли движется колонна машин -бензовозов. Только что научившийся ходить кривоногий мальчик выбегает на улицу, и прямо посередине дороги поднимает руку. Визжат тормоза, слегка ошарашенный водитель второй машины врезается в переднюю. Шум, гам-мат, водитель хватает мальчика под мышки и заглядывает в соседние дома. Спрашивает маму: «Чей это сын? – Не знаю». И я промолчал, видимо испугался, и меня отпустили.

Кадр второй я запомнил благодаря необычности действия. Как-то дома собрались бабушки, пьют чай и воем плачут. У меня в голове не укладывается, как же такие взрослые и плачут как простые дети… Лишь спустя многие годы я догадался, вернее прислушался к разговорам старших, что в тот 1953 год умер Сталин. А фильм режиссера Прошкина «Холодное лето 53-го» меня потряс и перевернул мое сознание уже во взрослой жизни.

Третий кадр. Как-то еще до поступления в школу мы жили в старом доме при школьном дворе. Папа приходит с работы усталый, плохо, говорит, вижу, почитай заголовки газеты «Правда». Буквы большие, я с удовольствием откликаюсь на просьбу папы. «А теперь, вот эту статью», - читаю еще. Потом нахожу у него книгу «Это должен знать каждый». Нет, конечно, книга была не для детей, а для директора школы - это была инструкция на случай ядерной войны. И я точно знал, что нужно делать, если атомная бомба взорвется слева или справа. Мгновенно вычислял, куда мне спрятаться в этот миг.

Четвертый кадр описывает школьный сад после моего поступления в школу в шесть лет. Отец привез машину саженцев яблонь, и каждый ученик должен посадить себе дерево. Сам он прикинулся не слишком здоровым, чтобы копать яму за меня. Мне пришлось рыть его самому в свой не слишком большой рост – метр с маленьким хвостиком.  Он спровоцировал меня посадить яблоню и дома в саду. А название сорта было не слишком мне понятным – «трансцендентный» (даже сегодня я написал это слово с двумя ошибками, благо есть Гуугл - подсказчик ошибок). К десятому классу мы гуляли весной в яблоневом цвету, а дома еще десятилетие плодоносила моя яблоня, пока мороз под 60 градусов ниже нуля в 1979 году не подморозил ее до корней. Хоть и Южный Урал, но в этих краях и до этого, и после этого никогда не росли настоящие яблони.

Пятую историю рассказывал мой отец моему будущему тестю, покуривая перед печью. В составе лыжного батальона он ехал на войну и два эшелона остановились возле какой-то станции под Москвой в 1941 году. Вдруг налетели на станцию вражеские самолеты. Многие попрятались, а несколько бойцов открыли огонь. Один из самолетов загорелся, остальные улетели. А наш сосед, стал рассказывать эту же историю с другой точки зрения – он ехал в другом эшелоне.

Шестую историю я расспросил у отца позже: «Что же было дальше?»

… Наш лыжный батальон был одним из немногих хорошо экипированных частей, подготовленных к войне в зимних условиях: лыжи для передвижения. Сам он был неплохим лыжником. Полушубки, у каждого по винтовке, боеприпасы. Приказ – ни шагу назад. Мороз, вместо окопов брустверы из трупов. Продержались несколько суток.

Приказ: «В наступление».

Первая атака оказалась «успешной». Батальон занял высоту, но потеряли из семисот бойцов почти шестьсот. После второй атаки их осталось семнадцать. И он написал заявление: если умру, считайте меня коммунистом.

Последняя атака для него оказалось ожидаемо роковой. Немцы отступили, и на помощь раненым и уборку трупов пришли санитары. Молодая санитарка удивилась выходу теплого пара из груди солдата в сложенной горе из трупов. Стащила за шинель и потащила по снегу. Отец, видимо, очнулся и сказал санитарке - «Я уже труп, брось меня девушка, ты молодая, тебе жить да жить». Тут опять начался обстрел, ранило уже девушку. Очнулся папа в санитарном поезде под станцией «Бологое» под Москвой во время очередной бомбежки. Он очень любил напевать песню про Бологое, которое «между Ленинградом и Москвой».

Больше года он провалялся в разных госпиталях с простреленным навылет легким. Привезли под конец домой к родителям, разочаровавшись в эффективности лечения.  Буквально перед войной он познакомился с моей мамой, которая забрала его к себе домой. Выходила его козьим молоком, кумызом. В 43 они поженились. Папа встал на ноги с палочкой. Нашли  его заявление о вступлении в партию, и снова призвали в Красную армию под Ленинград уже на должность политрука в офицерском звании. Мол, язык в порядке. Он рассказывал с восторгом про архитектуру осадного города, но его снова достал вражеский снаряд. Получив контузию, он был списан вчистую. И в своей родной деревне Лаклы возглавил детский дом. Голодная весна 44 года, он на последние свои деньги купил мешок мелкой картошки. С учениками прокопал целину. Рассадил огромную поляну, накормил детей. Научил их отличать и находить съедобные и целебные травы. Остались в живых все дети, а 1945 году родился свой первый сын, мой старший брат Леонид.

Эпизод седьмой - последний. Последние дни 1994 года. Отец всматривается в телевизор: «Сынок мой посмотри, посмотри, что творится - Российская авиация бомбит Российский город!». Началась чеченская война, и почему-то решили разбомбить так, на всякий случай, целый город. Мол, там какие-то сепаратисты. Он возмущался, да я вместе с чеченцами сражался, с ними надо всегда по честному, они же свои люди. У каждого народа есть подонки, ну и разбирайтесь с ними, но не с народом же со своим воевать». Я понимал его боль, пытался успокоить. Я боялся за его здоровье. Поломал-таки ему телевизор, где Челябинское телевидение показывало подробности боя правительства со своим народом, Российской армии со своими гражданами. А трусливый Ельцин спрятался где-то, и недели две никаким образом не комментировал происходящие бои местного, по его меркам значения. Борьба на Кавказе продолжается в той или иной степени продолжается уже семнадцать лет.  Чечню завалили деньгами, другие Республики Кавказа трясет почти каждый день, то там взорвут, то там уничтожат.

Прав был мой отец, но 23 февраля 1995 года его свалил инсульт, а он так мечтал дожить до 50-летия Победы.

Я приехал на этот праздник, и он меня не назвал по имени. Тоска, и вдруг залетают две подружки Зайтуна и Земфира, работавшие с ним в школе. Маме – «Готовь обед!». Растормошили отца, одели костюм с орденами и медалями, усадили в кресло. Налили шампанское. Отец произнес тост за девушек, - он не путал их по имени. Не зря имя его от Тюркского «Мухаббат – Любовь», жизнелюб, значит. Вспомнил их отца, с которым у него прошла вся жизнь вместе. Это была Победа жизни над смертью.

Родился он 3 сентября 1916 года в день начала Первой мировой,  и ушел он 22 июня 1995 в день начала Отечественной войны.

Психологическая система

Father

Anyone who has lived with his father his childhood, he receives a lot of things well, but starts to really realize, but he became a father, or even better - my grandfather.
So, I have twice grandfather, looking at my grandchildren, I remember my first steps in their lives associated with their parents. It's like footage from the documentary.
Shot first told me my mom.
Street in the village. Filling it with a cloud of dust moving convoy of vehicles, fuel trucks. Just learned how to walk bow-legged boy runs out onto the street and right in the middle of the road raises his hand. Squealing brakes, a slightly stunned driver of the second car crashed into the front. Noise, din-mat, driver missing boy under the arms and looks into the neighboring house. He asks his mother: "Whose is this son? - I do not know. " And I was silent, apparently frightened, and let me go.
I remember the second frame is unusual because of the action. One grandmother came home, drink tea and howling cry. I have in my head does not fit, how are adults and children crying as simple ... Only after many years, I guess, or rather listened to the conversations of senior, that that in 1953 Stalin died. A film directed by Proshkina "Cold Summer 53rd" I was shocked and my mind has already turned into adult life.
The third frame. One day before admission to school, we lived in an old house in the schoolyard. Dad comes home from work tired, ill, says, I see, read headlines of the newspaper "Pravda". The letters are big, I am pleased to respond to the request of the pope. "And now, here's the article," - read more. Then find his book, "Everyone should know." No, of course, the book was not for children, and to the headmaster - it was a statement in the event of nuclear war. And I knew exactly what to do if a bomb explodes on the left or right. Instantly calculated, where I hide in that moment.
The fourth frame describes the school garden after my admission to the school in six years. The father brought the car apple seedlings, and each student must plant a tree. He pretended not too healthy, to dig a hole for me. I had to dig his own in his not too much growth - meter with a small tail. He provoked me to plant an apple tree in the garden and home. And the name of the class was not too clear to me - "the transcendent" (even today I wrote the word with two errors, since there Guugl - prompter errors). By tenth grade, we were walking in the apple blossoms in spring, but at home a decade, my apple tree fruited until frost at 60 degrees below zero in 1979, it did not freeze to the roots. Although the Southern Urals, but in these parts before, and after that never grew these apples.
The fifth story my father told me my future father in law, smoking in front of the stove. As part of the ski battalion, he went to war and the two stopped at a train station near Moscow in 1941. Suddenly, swooped down on the enemy aircraft station. Many went into hiding, and several soldiers opened fire. One of the aircraft caught fire, the rest flew away. And our neighbor, began to tell the same story from another point of view - he was riding in another echelon.
The sixth story, I asked my father later, "What happened?"
Our ... ski battalion was one of the few well-equipped units, trained for war in the winter: skiing for the movement. He himself was a good skier. Coats, each of rifle ammunition. Order - a step backwards. Frost instead of trenches parapets of the corpses. Lasted several days.
Order: "In the offensive."
The first attack was "successful." The battalion took the altitude, but lost
six  hundred men of nearly seven hundred. After the second attack they left seventeen. And he wrote a statement: If I die, consider me a communist.
The last attack was to be expected for a rock. The Germans retreated, and to help the wounded and the medics came to cleaning up the corpses. A young nurse was surprised the door of the warm steam from a soldier in the chest folded mountain of corpses. Stole a cloak and dragged through the snow. His father, apparently woke up and told the nurse - "I'm dead, drop me a girl, you're young, you live and live." Here again, the shelling began, has already hurt the girl. Dad woke up in a hospital train at station "Bologoye" near Moscow during another bombing. He liked to sing a song about Bologoye that "between Leningrad and Moscow."
More, he has lain in a different hospital with a bullet right through the lungs. They brought the end to his parents home, disappointed in the effectiveness of treatment. Just before the war he met my mother, who took him to his home. She was walking his goat's milk, kumyz. In 43 they were married. My father got to his feet with a stick. Found his application to join the party, and then was drafted into the Red Army near Leningrad is the position of political officer in the officer rank. They say the language is in order. He spoke with enthusiasm about the siege of the city architecture, but it again got an enemy shell. Having received the concussion, he was written off outright. And in his native village Laclos headed an orphanage. Hungry Spring '44, he was on his last money to buy a bag of small potatoes. With the students dug new ground. Seated a huge meadow, fed the children. Taught them to distinguish and find edible and medicinal herbs. Survived all the children, and in 1945 his first son was born, my older brother, Leonid.
Episode seven - the last one. The last days of 1994. The father stares at the TV: "My son is my look, look what's going on - Russian aviation bombed the Russian town!". Chechen war began, and for some reason decided to bomb the way, just in case, the whole city. Like, there is some separatists. He was indignant, and I, together with the Chechens fought with them should always be honest, they are also my people. Every nation has its scum, well and understand them, but not with the same people with their fight. " I understood his pain, tried to reassure her. I was afraid for his health. -After he broke a TV, where the Chelyabinsk television showed details of the battle the government with its people, the Russian army with its citizens. A funky Yeltsin hid somewhere, and two weeks in no way commenting on ongoing local battles, according to his standards of value. Fighting in the Caucasus continues to some extent has been going on for seventeen years. Chechnya showered with money, the other Caucasian republics shakes almost every day, there will blow up and there destroyed.
My father was right, but the February 23, 1995 he knocked a stroke, and he wanted to live up to the 50th anniversary of Victory.
I went on this holiday, and he called me by name. Longing, and suddenly fly two friends Zaituna and Zemfira, who worked with him at school. Mom - "Prepare dinner!". Shake of his father, dressed in a suit with orders and medals, seated in a chair. They poured champagne. My father gave a toast to the girls - he is not confused them by name. No wonder his name from the Turkic "Mukhabbat - Love" swinger, I mean. He remembered their father, with whom he passed the whole of life together. It was the victory of life over death.
He was born September 3, 1916 the day of the First World War, and he went up June 22, 1995 marking the start of World War II.


Leonard d'Urals
Translated By Google
Психологическая система

Сервис мониторинга объявлений недвижимости

Originally posted by tiesto88 at Сервис мониторинга объявлений недвижимости
Достаточно неплохая задумка нового Интернет сервиса по недвижимости. Как я раньше до такого не додумался.
Cдача недвижимости, без посредников стала очень удобна по великому множеству причин.

Если раньше многим людям приходилось регистрироваться на огромном количестве порталов и сайтов, мониторить все это, сравнивать цены и услуги. А еще многие порталы предлагают одно и тоже, да еще с разными ценами, что вносит сумятицу и неразбериху. То соответственно пришло время появиться качественному сервису по мониторингу недвижимости.

Да я не знаю ни одного человека, который был бы доволен, что он переплачивает деньги посреднику.
Сдача недвижимости от собсвенников это совершенно новое в мире ведения Интернет бизнеса. Нетворкинг стирает границы и делает людей ближе к друг другу.

Кто ищет недвижимость, предлагаю протестировать данный сервис и ответить мне на вопрос как вам работа системы, что нужно улучшить или наоборот убрать.